На главную страницу
 О городе  Государство и общество  Бизнес  Отдых и туризм  Образование  Культура  Спорт  Справка  Объявления  Развлечения  Форум  ЧАТ  О нас
На главную страницу

Назад На уровень вверх Карта сервера 

Версия для печати

Крепость - музей "Корела". История.

ИСТОРИЯ МУЗЕЯ "КРЕПОСТЬ КОРЕЛА".

ИНИЦИАТИВА ТЕОДОРА ШВИНДТА

Об уроженце волости Ряйсяля (ныне Мельниковская), выдающемся финском археологе и этнографе Петтере Теодоре Швиндте, благодаря проходившим год назад юбилейным мероприятиям в его честь, приозерцы осведомлены неплохо. Сегодня южную окраину посёлка Мельниково, где когда-то располагалось поместье Швиндтов, украшает гранитный памятный знак.

Именно этот исследователь стоял у истоков Кексгольмского музея. Он менее всего был кабинетным учёным, книжным червем и, будучи по натуре своей необыкновенно деятельным человеком, всемерно стремился просвещать соотечественников, и прежде всего земляков, добытым историческим знанием. Он видел большую несправедливость в том, что столичные губернские этнографические музеи имеют в своих экспозициях предметы старины, найденные в Кексгольмском уезде, а вот в самом уездном центре музея нет. 

Уже в 1888 году Швиндт убедил членов Выборгского землячества выделить 120 марок для будущего Кексгольмского музея. В августе того же года на заседании городского магистрата были определены кандидатуры четырёх человек, составивших музейный комитет. Через 3 года его обновили. Члены комитета закупали старинные вещи, занимались историческими исследованиями, но их энергия вскоре иссякла.

Ровно 110 лет тому назад, 23 января 1892 года, в местной газете "Вуокси" Швиндт поместил большую статью под названием "Кякисалмский музей". Он настаивал: "Мы должны создать музей в богатой историческими событиями крепости". Учёный предлагал разместить постоянную экспозицию в Круглой (Пугачёвской) башне - в бывших орудийных казематах, переоборудованных в начале XIX века под камеры-одиночки для узников. По мысли Швиндта, предметы культуры и быта праотцов будут рассказывать подрастающему поколению о прежней жиз-ни, а Старая крепость станет, как и 600 лет тому назад, любимым местом, где могли бы собираться жители окрестных деревень и где сохранялась бы память о былых временах.

Его усилия увенчались успехом - небольшая экспозиция была открыта через два года, накануне празднования 600-летия первых летописных упоминаний города, и именно в Круглой башне. Позже, в 1905 году, при содействии Швиндта в Кексгольме было создано краеведческое общество. Туда в 1910 году учёный передал 20 старинных орудий труда и несколько костюмов. Часто приезжая в город, где владел недвижимостью, Швиндт консультировал кексгольмских краеведов, помогал им развивать музейное дело.

Авторитет его был столь велик, что не случайно именно его чаще других горожане избирали своим депутатом в Сенат на рубеже XIX-XX веков. Изыскивая возможные источники средств для содержания и пополнения музейных коллек-ций, 30 ноября 1913 года Швиндт основал в Гельсингфорсе особое Краеведческое общество Кексгольмского уезда и первое время был его председателем.

ДРЕВНИЕ КРЕПОСТИ НАКАНУНЕ РЕСТАВРАЦИИ

Однако Швиндт был вовлечён во многие общенациональные проекты и, конечно, не мог сосредоточенно заниматься Кексгольмским музеем. Поэтому было бы неправильным называть тот финский музей Швиндтовским, ибо он создавался несколькими поколениями горожан и всегда был предметом их особой гордости.

Место для музея специально подыскивать не требовалось - с юго-западной стороны к Кексгольму примыкали два бывших крепостных острова, один в шесть раз больше другого. Особой сохранностью постройки на них не отличались, потому что их регулярно ремонтировали только до середины XIX века. Проезжавший в 1858 году через Кексгольм Александр Дюма-отец (он возвращался в Петербург после посещения Коневца и Валаама) в своих путевых записках презрительно назвал Старую крепость на острове-детинце "грудой камней". А вот цитадель на бывшем Спасском острове (ныне занятом военным санаторием) предстала пред ним "окружённая глубоким рвом, над которым высилась крепостная стена с бастионами".

В начале 1870-х годов кексгольмский священник Василий Ильтонов составил подробное описание города. Он отметил, что обе крепости "с основания своего до половины построены из ломаного дикого камня и плоского булыжника, с половины до верха выкладены дерновыми пластинами по обе стороны, с землёю посредине". Тогда на большем острове в четырёх каменных зданиях содержались финские уголовники под наблюдением нескольких караульных, тюремного смотрителя и пастора. Неподалёку стояли упразднённая православная церковь (бывшая шведская кирха постройки 1692 года), зернохранилище, четыре пороховых склада и кузница (она ныне используется в качестве погреба). На все четыре стороны света выходили ворота, из них двое были обиты шведскими трофейными латами (к сожалению, до наших дней дошли только одни такие ворота - теперь они находятся внутри Пугачёвской башни).

О крепости на острове-детинце о. Василий говорит совсем немного - лишь то, что в ней была "построена круглая башня с семью казематами" и там "в числе главных и секретных арестантов жили две дочери Пугачёва, которые получали от казны содержание, пользовались особенною против других свободою и умерли в глубокой старости".

В дальнейшем судьба этих цитаделей складывалась весьма различно. Лучше сохранившейся Новой крепости суждено было всё больше разрушаться: её сначала (в 1888 году) превратили в психиатрическую лечебницу, затем (в 1918 году) отдали под казармы финскому егерскому полку, ныне (с 1945 года) она эксплуатируется как военный санаторий. Полуразвалившейся же к середине XIX века Старой крепости посчастливилось обрести второе дыхание и "на старости лет" как бы вернуться во времена своей молодости, возродиться к новой жизни. 

ВОСКРЕШЕНИЕ СТАРОЙ КРЕПОСТИ

Праздник в крепости. 

Парад на площади.

Фотографии из книги "Muistojemme Kakisalmi" 1950. Werner soderstrom osakeyhtio Porvoo-Helsinki

Предвестием возрождения фортификационных укреплений на острове-детинце стал большой фольклорный праздник, устроенный в центре крепостного двора 4 августа 1880 года. Его инициатором был руководитель местной Добровольной пожарной дружины магистр Э. Янссон - человек восторженный и патриотически настроенный.

Утром на городской площади он принимал парад своих пожарников, а вечером все они - в белом праздничном обмундировании -под звуки военного оркестра строем проследовали в крепость. Публики собралось столько, что, как говорится, негде было яблоку упасть. Выступали танцоры в национальных костюмах, хор, были даже спортивные номера. Когда солнце опустилось за купол башни, на сцену к публике вышел никому не известный моложавый мужчина. В своей увлекательной и вдохновенной речи он говорил о страданиях и борьбе многих поколений карел и финнов и призывал хранить национальные традиции. На всех присутствовавших, и особенно на кексгольмских дам, эта сильная речь произвела неизгладимое впечатление. Позднее узнали, что оратором был знаменитый поэт Юхо Эркко. Завершилось празднество исполнением гимна Финляндии "Наша страна" - тогда полузапрещённого. Впоследствии такие праздники устраивались ежегодно.

На тот период, впрочем, приходился пик так называемого "национального пробуждения" Финляндии, её интеллигенция грезила о суверенитете. В 1882 году Сейм в Гельсингфорсе принял решение восстановить средневековые крепости, уже утратившие своё военное значение, - как "культурно-историческое достояние финского народа". В отреставрированных цитаделях предполагалось создавать краеведческие музеи - будущие центры патриотического воспитания подрастающего поколения.

Считается, что крепостные строения в Кексгольме начали разрушаться после того, как резко упал уровень Вуоксы в 1857 году. Деревянное основание, веками сохранявшееся под водой, теперь начало гнить. Стены крепости и здания на её территории пошли трещинами, из них всё чаще выпадали камни.

Летом 1887 года, во исполнение решения парламента, приступили к ремонту Старой крепости Кексгольма. Срочных мер по спасению требовала Круглая башня. Тогда соорудили каменную лестницу для прохода на второй ярус и заложили обрушившуюся часть юго-западной стены башни. К сожалению, использовали не естественный камень (ладожские валуны и булыжники), а старинный шведский кирпич из верхних арочных перекрытий арсенала. Из-за этого вид у башни изменился, и не в лучшую сторону.

Во время летнего сезона 1891 года Швиндт в очередной раз приехал в Старую крепость. Он раскопал холмик в центре двора и обнаружил фундамент гауптвахты и караулки начала XVIII века, а под ним - на глубине двух метров - ценные предметы языческого периода. Через 6 лет учёный снова работал в крепости - внутри вала на уровне первого яруса башни он раскрыл три арочных свода и ещё два, находившихся ниже уровня воды в Вуоксе. Как предположил Швиндт, это были старинные узилища - камеры для заключённых.

Психиатрическая больница. Фотографии из книги "Muistojemme Kakisalmi" 1950. Werner soderstrom osakeyhtio Porvoo-Helsinki

В это же время началась организация психиатрической лечебницы на территории Новой крепости - здесь с валов срыли земляной слой вплоть до каменной облицовки. Землю разбрасывали вокруг, а потом устроили тут огороды для больницы.

Летом 1893 года в Старой крепости продолжили реставрационные работы, обошедшиеся городу в 400 марок и Археологическому комитету - в 623 марки. Проект разработал архитектор Эрнст Албин Кранк (1864-1936), внук которого ныне состоит в переписке с сотрудниками музея-крепости. Тогда для защиты от дождя цементировались верхние части стен и внешние выступы арочных сводов.

В 1908-1909 годах снова ремонтировали Круглую башню, а также фасады и своды Рыбачьих и Мельничных ворот. Общие затраты составили 7 650 марок. 

МУЗЕЙ В КРУГЛОЙ БАШНЕ

28-29 июня 1894 года на территории Старой крепости состоялся грандиозный по тем временам праздник, посвящённый 600-летию первых летописных упоминаний Кексгольма. Исторические реликвии, собранные к тому периоду членами музейного комитета, расположили в бывших камерах на втором ярусе башни. Позже эту экспозицию постоянно совершенствовали.

Экспозиция музея. Фотографии из книги "Muistojemme Kakisalmi" 1950. Werner soderstrom osakeyhtio Porvoo-Helsinki

Скульптор Албин Каасинен, возглавлявший музей перед самой финской войной, описал, как была размещена первая этнографическая коллекция. Музейные предметы хранились во всех шести комнатках второго яруса, в просторном овальном зале, где когда-то был пост караульного солдата, и в прихожей.

В зале расставили прядильные и ткацкие станки, мебель и другие крупные вещи. В самом крайнем слева помещении внимание привлекали многочисленные образцы рукоделия и столовая посуда (близ Кексгольма, в деревне Суотниеми, во второй половине XIX века работал первый в Финляндии фарфоровый завод). В соседней комнате находились древние орудия труда, в следующей - доисторические раритеты, главным образом монеты и ювелирные украшения. Большой интерес вызывало помещение с богатой старинной одеждой, где особенно хорошо был представлен женский национальный костюм. Левее была комната с кухонной утварью и красивыми берестяными изделиями. В последнем помещении находились колоритные земледельческие орудия труда и рыболовные снасти.

Фотографии и книги хранились в шкафах в городской ратуше (сейчас в этом месте спортплощадка школы № 4).

В ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ

Начиная с 1902 года кексгольмцы регулярно ставили перед своим магистратом и Археологической комиссией вопрос о строительстве отапливаемого музейного здания и домика для сторожа. В сырой и холодной Круглой башне, конечно, экспонаты портились. Но поначалу никто всерьёз не верил в то, что для музея будет возведено новое здание, хотя члены краеведческого общества и любили коротать время в приятных разговорах на эту тему.

В 1933 году, когда во всю мощь заработал целлюлозный завод Вальдхофа, магистрат взял музей на свой баланс и стал щедро его финансировать. В тот же период завязались дружеские отношения между сотрудниками музея и видным хельсинкским археологом Нордманом, который начал хлопотать о Кексгольмском музее в высоких инстанциях.

Здание Нового арсенала до реконструкции.

Новое здание музея. 1939 год. Фотографии из книги "Muistojemme Kakisalmi" 1950. Werner soderstrom osakeyhtio Porvoo-Helsinki

В конце концов мечта претворилась в жизнь. В 1936 году Министерство просвещения разрешило разобрать совсем обветшавшее здание Нового арсенала и на его месте построить по сходному плану музейное здание. В марте следующего года магистрат одобрил проект архитектора Т. Анттила. Государство выделило 200 тысяч марок, а город - недостающие 95 тысяч.

Здание было готово к сентябрю 1939 года. Просторный экспозиционный зал имел сводчатый потолок и напоминал громадную бочку. В музее имелись светлый кабинет для сотрудников, удобная комната для сторожа, машинное помещение. Это было суперсовременное учреждение культуры - с автономной системой отопления и водоснабжения. (Приозерский музей 2002 года, восстановленный после войны, конечно, пока не столь благоустроен и не обладает теми удобствами, что его финский предшественник.)

А как же реставрация крепости? В 1919 году из Хельсинки приехал археолог Ринне Юхани, он констатировал, что её стены "превращаются в руины". По его настоянию государство выделило 10 тысяч марок на первоочередные работы. Магистрат тогда отказался оплатить часть расходов, свалив вину за состояние крепости на личный состав воинской части, расквартированной на её территории. В 1920 году Госсовет дополнительно перечислил 5 тысяч марок. Удалось укрепить разрушавшиеся стены башни и арсенала. 

В 1924 году уже город выделил 10 тысяч марок на ремонт Старой крепости. Со следующего года велись переговоры о реставрации Новой крепости. После долгих дебатов из разных фондов поступило в общей сложности 630 тысяч марок и в 1928-1929 годах бастионы и равелин капитально отремонтировали под руководством архитектора Ранке.

В 1934 году снова работали в Старой крепости. Получив от государства 40 тысяч марок, разобрали и заново выложили Рыбные ворота - протяжённый проход сквозь валы, сверху на бастионе устроили замечательное летнее кафе, где, как вспоминают финны-старожилы, подавали кофе, лимонад красного цветы и пончики.

В 1937 году под руководством архитектора Хейкки Ланкинена снова восстанавливали крепостные своды и стены и отгребли от валов землю. При этом постоянно благоустраивали и небольшой лесопарк вокруг крепости - излюбленное место отдыха кексгольмцев. В близлежащем водоёме было много приручённых крякв, подплывавших к берегу и клянчивших у людей корм. Их называли "священными утками Кексгольма"…

В декабре 1939 года приступили к эвакуации наиболее ценных из трёх тысяч экспонатов. Их так и не успели разместить в новом здании музея, как началась война. Ныне эти предметы находятся в музеях Хельсинки и Йоэнсуу - там и продолжается жизнь старого финского музея Кякисалми. Поэтому справедливо говорить о том, что приозерские краеведы развивают богатые, более чем вековые традиции музейной деятельности в Кексгольме - Кякисалми, но наш нынешний музей-крепость можно считать лишь духовным наследником прежнего, но никак не его прямым продолжателем и преемником.

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ.

В 1960 году крепость "Корела" была признана памятником республиканского значения.

Современный музей в Приозерске был открыт 17 июня 1962 года по решению местных органов власти как музей историко-краеведческий. Это был один из первых народных музеев Ленинградской области. Первая музейная экспозиция, посвященная историческому прошлому и современному состоянию края, находилась на территории крепости в Новом Арсенале – русской постройке XVIII века.

Памятники, находящиеся на территории детинца, дошли до нас в хорошем состоянии. Была отреставрирована воротная башня XVII века, на ней восстановлена деревянная смотровая вышка. Внутри крепостного двора сохранилось здание постройки XVI века (старый арсенал и пороховой погреб). В здании порохового погреба постройки 1769-1776 годов (новый арсенал) размещена экспозиция краеведческого музея.

Археологическая и этнографическая коллекции сильно пострадали в 1940 году во время боевых действий на Карельском перешейке в ходе советско-финской войны. Часть археологической коллекции из раскопок Теодора Швиндта в настоящее время находится в музеях Финляндии. В годы Великой Отечественной войны крепости Корела были нанесены значительные разрушения. 

Реконструкция круглой башни. 1979 год.

1979 год. Круглая башня до и после реставрационных работ.

В 70-80-х годах XX века активно велись реставрационные работы. В послевоенный период музейные фонды пришлось комплектовать практически заново. В настоящее время большую часть ценных экспонатов составляют подарки музею жителей города и области. В 1972 году музей приобрел статус государственного.

Памятники Спасского острова (Новая крепость) сохранились хуже. Прослеживается линия бывших бастионов, облицованных валуном, сохранились двое крепостных ворот. Вызывают большой интерес ворота, ведущие к детинцу (Старой крепости), обшитые в XVIII веке трофейными шведскими латами; вторые ворота вели к Федоровской протоке. Сохранились также помещения солдатских казарм (середина XVIII века), уцелело здание церкви.

В 1992 году в Музее была произведена реэкспозиция, и сейчас в пяти основных разделах представлено как историческое прошлое края – карельская культура, так и средние века, узники крепости, события, связанные с историей края во время вхождения в независимое государство Финляндия, военный период, современность.

9 мая 2000 года в День празднования 55-ой годовщины Дня Победы в охранной зоне крепости открыт памятник “Танк ИС-3”.

В 2001 году проводится ремонт здания "старого арсенала" и благоустройство прилегающей к крепости территории.

БИБЛИОГРАФИЯ:

  • В основе статьи лежат материалы подготовленные Андреем Дмитриевым к 40-летнему юбилею Крепости-музею.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

 

Назад К началу страницы На уровень вверх Карта сервера

Поиск по сайту:



 

Copyright (c) 2000-2010. Информационный сайт города Приозерск Ленинградской области.
Страница обновлена 18.03.07 г. Пишите нам -
Разместите нашу кнопку на вашем сайте!

г. Приозерск ленинградской области. Официальный сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования