На главную страницу
 О городе  Государство и общество  Бизнес  Отдых и туризм  Образование  Культура  Спорт  Справка  Объявления  Развлечения  Форум  ЧАТ  О нас
На главную страницу

Назад На уровень вверх Карта сервера

Версия для печати

Лютеранская кирха. Приозерск. История.

КИРХА ПРОФЕССОРА ЛИНДБЕРГА.

Поздно вечером 21 августа, незадолго до полуночи, начался пожар в чердачных помещениях лютеранско-евангелической кирхи. К утру перед взором случайных прохожих и немногочисленных зевак это величественное здание предстало с обугленной, провалившейся кровлей и закопчёнными сверху стенами.

 

ЦЕРКВИ В ОГНЕ

Старая и новая кирхи, здание общего лицея (ныне школа-интернат).

Внутреннее убранство.

Тридцатидвухголосный орган.

Фото Б.Шарапина

Фото С.Войтович

После пожара.

Впрочем, с того времени как в Кексгольме в 1581 году шведы построили свою первую кирху, одна за другой были возведены общим счётом 10 лютеранских кирх. Все они, за исключением двух, сложенных из камня, были деревянные, и всех их постигала одна и та же печальная участь — пожирал огонь. Кирхи горели во время штурмов крепости в годы войны. Иногда пожар возникал из-за чьей-то небрежности. Бывало, что кирхи поджигали лазутчики с диверсионной целью или воры, заметая следы преступления.

Предпоследняя кирха была возведена в 1759 году знаменитым финским архитектором Туомасом Суйкканеном во имя Святого Андреаса (то есть апостола Андрея Первозванного). После окончания финской войны жители советского Кексгольма превратили её в соляной амбар, а отступая в августе 1941 года, подожгли. Приказ товарища Сталина “ничего не оставлять врагу” был выполнен безупречно. Вошедшие в город финские войска обнаружили на месте старой кирхи большой белый крест (её фундамент) и горелую землю, пропитанную солью. Это было единственное светлое пепелище — словно бы “евангельское послание”, как потом вспоминали очевидцы… Ныне на этом месте — восточное крыло спального корпуса школы-интерната.

Каменная кирха, стоявшая неподалёку, тоже получила повреждения в период войны, но впоследствии, уже в мирное время, из “очага культа” надолго превратилась в “очаг (то есть Дом) культуры”. В годы перестройки она стала называться сначала “Городским культурным центром”, а позже — “Центром досуга молодёжи”. И теперь вот оказалось, что страшный фатум тяготел и над ней — последней, десятой кирхой Кексгольма. Как она ни переименовывалась, в какие новые одежды ни рядилась, но огненная стихия настигла и её.

 

КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ

Уже в конце XIX века подавляющее большинство жителей Кексгольма составляли финны-лютеране. У немногочисленного православного прихода имелись два великолепных каменных храма — Рождественский собор на центральной площади и Всехсвятская церковь на кладбище. А у лютеран — всё та же уже довольно ветхая кирха Святого Андреаса, помнившая ещё, как в город привозили знаменитых арестантов — “императора под запретом” Иоанна VI Антоновича и пятерых членов семьи Емельяна Пугачёва.

Лютеранские епископы неоднократно призывали свою кексгольмскую паству раскошелиться и построить в городе более просторный храм. Пристыженные суровой проповедью, люди расходились по домам. Однако дело представлялось столь хлопотным и дорогостоящим, что они, махнув рукой, в конце концов решали пустить всё на самотёк.

В начале ХХ века, тем не менее, появились первые проекты будущей кирхи. Но, как ни старались удешевить её строительство, расчёты показывали, что затраты будут чрезмерными. Этот период в жизни лютеранского прихода Кексгольма—Кякисалми позже назовут “бумажно-церковной эпохой”. Любопытно, что после долгих обсуждений в феврале 1921 года остановились на таком решении, которое сегодня выглядит абсурдным: православному приходу официально предложили продать им, лютеранам, великолепный собор Рождества Пресвятой Богородицы.

В подсознании жителей приграничного Кексгольма, видимо, ещё жива была память, как в былые времена при захвате города шведами православные храмы переоборудовались под лютеранские кирхи, а после освобождения крепости русскими войсками, наоборот, кирхи освящались как православные церкви. Теперь же, в пору буржуазной меркантильности, вместо вооружённого захвата предлагался добропорядочный акт купли-продажи. К чести порядком обедневшего за годы войны и революции православного прихода — лютеране получили решительный отказ.

 

АЛЬЯНС С ЕГЕРСКИМ ПОЛКОМ

Самый скромный проект новой кирхи тянул на 1,4 миллиона марок. Тогда подсчитали, сколько необходимо денег на ремонт старого храма. Получилось около 496 тысяч марок. Решили этим пока и ограничиться и приступили к сбору средств.

И тут в дело вмешалось командование элитного Савоского егерского полка, в 1918 году расквартированного на территории Новой крепости (ныне здесь военный санаторий). В июле 1923 года лютеранскому приходу Кякисалми было предложено приспособить под кирху мощное каменное здание шведского арсенала, сохранившееся на территории Старой крепости. Его стены егерский полк предлагал использовать при возведении гарнизонной кирхи. Если бы лютеране города и его сельской округи внесли 200 тысяч марок в реконструкцию старинного здания и его последующую перестройку, они бы могли проводить в будущей кирхе свои воскресные службы.

Это заманчивое предложение бурно обсуждалось в городе. Но его отклонили по двум причинам. (И вовсе не из-за того, что боялись повредить средневековый фортификационный памятник.) Во-первых, считалось, что крепость находится в несусветной дали, где-то уже не в городе, а в деревне Тенкалахти (ныне так называемая “заречная часть” Приозерска). Регулярно посещать кирху будет затруднительно. Во-вторых, проектируемый храм был рассчитан всего лишь на 544 человека, а в городе и сельской округе уже тогда проживало раз в двадцать больше лютеран.

Приход решил всё же использовать возможные преимущества от союза с военными и, в свою очередь, предложил полку внести 250 тысяч марок в строительство кирхи в центре города. Ссылаясь на то, что будущее церковное строение будет использоваться и как гарнизонный храм, решили просить у государства заём в 800 тысяч марок. Однако и этот проект не осуществился.

 

“ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЬ” ПРОФЕССОРА ЛИНДГРЕНА

Тянуть и дальше со строительством новой кирхи становилось как-то стыдно. Поэтому 15 июля 1928 года было принято окончательное решение. Проект большого каменного здания заказали видному хельсинкскому архитектору, профессору Политехнического института Армасу Элиэлю Линдгрену.

Он по праву считается одним из самых выдающихся мастеров финского неоромантизма, творивших в стиле так называемого “северного модерна”. Над проектом кякисалмского храма он работал около 8 месяцев и 3 марта следующего, 1929 года представил чертежи приходскому совету. Линдгрену оставалось жить чуть больше полугода, и, таким образом, кирха, украшающая наш город, явилась “лебединой песнью” замечательного архитектора. (В некоторых источниках упоминается, что у Линдгрена был соавтор — его компаньон Бертел Лильеквист, однако архивные документы это не подтверждают.)

По замыслу Армаса Линдгрена, кирха должна была напоминать Старую крепость-детинец — прежде всего своими уходящими ввысь серыми стенами, сложенными из ладожских валунов. Два эти строения, расположенные на оси “север—юг”, находятся в визуальной связи. Так, с церковного бельведера хорошо просматривается Круглая башня крепости.

По предварительным подсчётам подрядчика, предполагалось, что строительство обойдётся в 1 миллион 985 тысяч марок. Но, как обычно бывает в таких случаях, на деле всё вылилось в круглую сумму 3 миллиона марок. Дали ссуды государственные учреждения, банки, страховые компании.

ВНУТРЕННЕЕ УБРАНСТВО

Линдгрену не суждено было увидеть свою последнюю кирху — он умер 3 октября 1929 года в Копенгагене на 55-м году жизни. Завершала строительство его дочь Хелена Руотула-Стений, работавшая в бюро отца. Оформление интерьера легло на плечи другого архитектора — Артура Куллмана. Вход в кирху и площадку перед ней выложил камнем мастер из города Антреа (ныне Каменногорск Выборгского района) Адольф Лайтинен.

У Линдгрена была ещё одна дочь — Маргарета. Её муж, Антти Салменлинна, талантливый дизайнер и декоратор, также работал в бюро своего тестя. Он спроектировал изысканной формы канделябры и подсвечники.

Из обветшавшей кирхи 1759 года в новый храм перенесли алтарную картину Б. Годенхьелмина “Распятие” и красивые канделябры, изготовленные ещё в 1870-х годах на средства кексгольмской купчихи-благотворительницы Авдотьи Андреевой. На башню-бельведер новой кирхи подняли два бронзовых колокола. Один был отлит в 1877 году в России, а другой — в 1897 году в Германии. Во время строительства установили отопительную систему.

14 декабря 1930 года епископ Выборгский, доктор богословия Эркки Кайла, освятил новую кирху.

Позже был сделан заказ знаменитому скульптору Албину Каасинену, проживавшему в тот период в Кякисалми. Он вырезал из дерева фигуры всех четырёх евангелистов в полный рост, и в 1934 году они заняли свои места в нишах на церковной кафедре.

Приходской органный фонд располагал тогда значительной суммой в 250 тысяч марок. Временно использовали орган из прежней кирхи, а новый был спроектирован мастером Вени Куосма и изготовлен на органном заводе в городе Кангасала в 1937 году. В нём насчитывалось 32 основных и 4 передвижных регистра, также он обладал особым ударным звуком.

ВОЕННАЯ БИОГРАФИЯ ХРАМА

Последние богослужения в кирхе Линдгрена проходили в первые дни финской войны. После бомбёжки, пришедшейся на лютеранское Рождество, церковный причт во главе с настоятелем Нийло Мустала и его помощником пастором Вейкко Вапалахти приступил к эвакуации имущества кирхи.

В ходе последующих бомбардировок церковное здание получило серьёзные повреждения: один из снарядов, проломив крышу и перекрытия, сильно попортил пол и скамейки.

Когда в марте 1940 года город вошёл в состав новообразованной Карело-Финской ССР, здание кирхи поступило в собственность НКВД — самого влиятельного государственного ведомства в тот период. На дверях повесили табличку: “Посторонним вход строго воспрещён”. Но, конечно, ещё большей отпугивающей силой обладала другая вывеска, указывающая, что здесь находится “база” особого отряда НКВД.

Алтарное возвышение тогда стали использовать в качестве сценических подмостков: в приграничный город часто приезжали с концертами и театральными постановками популярные ленинградские артисты. Видимо, тогда залатали дыру в кровле, но серьёзного ремонта здания не было. Уходя из города в августе 1941 года, решили не оставлять врагу замечательную медную крышу. Её разобрали и увезли с собой в эвакуацию.

Финны, вернув себе Кякисалми на 3 года, весь этот период добросовестно восстанавливали свою кирху. Богослужения проводили за городом, в народной школе деревни Тенкалахти (в этом здании с 1994 года размещается Православная гимназия). Однако, не окончив работ, в сентябре 1944 года финны вынуждены были оставить город.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

В Кексгольм, переданный Ленинградской области, приезжало всё больше людей. Их надо было охватить пропагандистско-воспитательной работой; к тому же они, устав от войны, были не прочь красиво отдохнуть и поразвлечься. Одним из первых учреждений культуры, вступивших в строй, и был “Городской Дом культуры”, как стала называться кирха. Открылся он 8 января 1945 года.

Старожилы рассказывают, что местным комсомольцам никак не давал покоя мощный гранитный крест, венчавший бельведер храма. Придумывались хитроумные планы, как свалить крест, рассчитывалась траектория его падения. Товарищи из горкома партии по-отечески предупреждали о строгой ответственности, если вдруг крест упадёт “не туда” и проломит кровлю, попортит имущество.

Эти мрачные предчувствия сбылись в полной мере. Крест, который подцепили тросами к трактору, удалось свалить, но он всей своей гранитной массой проломил крышу, приведя в негодность некоторые стропила, а упав с высоты внутрь помещения, переломал ещё и мебель внизу. Говорят, один человек, принимавший участие в этом “мероприятии”, каким-то образом лишился глаза. Да и всем комсомольцам, конечно, попало — за порчу государственного имущества.

Как правило, в Доме культуры проводились политчасы и читались лекции о международном положении и о религиозном “опиуме для народа”. А чтобы привлечь население, “вторым отделением” программы был концерт.

Но уже через 15 лет остро встал вопрос о капитальном ремонте здания кирхи. Тогда, осенью 1961 года, расширили сцену и переоборудовали фойе. Известно, что одно время сцена располагалась там, где сейчас находится центральный вход в кирху. Кроме того, кардинально были реконструированы подсобные помещения: туалеты, касса, кладовки. Под крышей сделали чердачный полуэтаж с классами для кружковой работы.

ПЕРЕСТРОЕЧНЫЕ КОЛЛИЗИИ

На заре перестройки, в 1987 году, здание кирхи ремонтировали в очередной раз силами местного РСУ: произвели отделочные работы, обновили канализационную систему. Тогда, в 1990 году, в Приозерский военный санаторий приехал ярославский поэт Василий Пономаренко. Побывав на дискотеке в кирхе, он выразил своё негодование в стихах:

Богатырски вверх уходит башня,
Смотрит на окрестные дома…
Звук молитвы — день её вчерашний,
Нынче клуб здесь: танцев кутерьма.

В сатанинском ритме содрогаясь,
Скачет зал подобием горилл:
Над своей культурой надругались,
То же над финляндскою творим.
 

Тогда в Приозерск зачастили заграничные миссионеры, решившие в одночасье завершить то, что в своё время не позволил сделать князь Александр Невский, — перекрестить православных жителей Карельского перешейка в иноземную веру. В 1995 году один из приозерских жителей, учитель труда и истории Владимир Петушков, принял лютеранство и был посвящён в пасторы. Вокруг него образовалась небольшая община, члены которой собирались бороться за здание кирхи, но потом сосредоточили свои усилия на распределении гуманитарной помощи, обильно поступавшей из-за кордона.

В июне — сентябре 1995 года приезжие пасторы провели в кирхе несколько богослужений. 6 июля 1997 года у западной стены кирхи, там, где когда-то находилось воинское захоронение с останками 105-ти финских жителей города, был поставлен изящный гранитный памятник по проекту архитектора Кауко Кокко. (Переговоры об этом велись долгие 5 лет, так как наши ветераны высказывались против такой уступки бывшему “неприятелю”.)

Совсем недавно, поздней осенью 2001 года, начальство Приозерского мясокомбината отпустило средства на косметический ремонт внутренних помещений “Центра досуга молодёжи”. Кирха окончательно превратилась в танцплощадку, причём очень современную, так как в ней была оборудована стойка бара и отпускались горячительные напитки.

А в начале нынешнего года город облетела новость: совсем как в Питере или Москве, у нас объявился террорист. Какой-то молодой человек буйного поведения, когда его “попросили” покинуть танцзал в кирхе, обиделся, вытащил предмет, похожий на гранату, и пригрозил взорвать всё “к такой-то матери”. Как потом выяснилось, хулиган просто блефовал.

Всё лето кирха профессора Линдберга — привычный символ нашего города — привлекала гостей. Днём можно было, заплатив 10 рублей и преодолев длинную лестницу из 49 (7 х 7) ступеней, подняться в бельведерный выставочный зал и полюбоваться поделками местных мастеров декоративно-прикладного искусства. Вечером же сюда приходили с подружками “в сатанинском ритме содрогаться”. И, казалось, ничто не предвещало трагедии, случившейся после заката солнца 21 августа.

Ст. научный сотрудник
Государственного музея “Крепость Корела”
А.П. Дмитриев

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

  • Фотография из книги "Muistojemme Kakisalmi" 1950. Werner soderstrom osakeyhtio Porvoo-Helsinki.

 

    Назад К началу страницы На уровень вверх Карта сервера

Поиск по сайту:



 

Copyright (c) 2000-2010. Информационный сайт города Приозерск Ленинградской области.
Страница обновлена 18.03.07 г. Пишите нам -
Разместите нашу кнопку на вашем сайте!

г. Приозерск ленинградской области. Официальный сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования