На главную страницу
 О городе  Государство и общество  Бизнес  Отдых и туризм  Образование  Культура  Спорт  Справка  Объявления  Развлечения  Форум  ЧАТ  О нас
На главную страницу

Назад На уровень вверх Карта сервера

Версия для печати

Кексгольм - уездный город Выборгской губернии. Первая половина 19 века. З.А.Новоселова.

 

К 175-летию восстания декабристов, из которых 9 офицеров и 392 человека нижних чинов в 1826—1828 гг. стали узниками Кексгольмской крепости-тюрьмы 1825 г. — 14(26) декабря — 2000 г.
 

3. А. Новосёлова

КЕКСГОЛЬМ — УЕЗДНЫЙ ГОРОД ВЫБОРГСКОЙ ГУБЕРНИИ. ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XIX ВЕКА
(Доклад на Приозерских краеведческих чтениях 1999 г.)

Зинаида Анатольевна НОВОСЁЛОВА — старший научный сотрудник Государственного музея “Выборгский замок”. Родилась в 1939 г. в Ленинграде, с 1944 г. живет в Выборге. В 1968 г. закончила исторический факультет Ленинградского государственного университета имени А. А. Жданова, по направлению уехала в уральский Алапаевск, где работала учителем истории. В 1972 г. вернулась в Выборг, первое время занимала должность методиста рано. В 1974 г. связала свою жизнь с музеем, где поначалу заведовала отделом “Историческое и революционное прошлое края”, ныне — научно-исследовательским и экспозиционным отделом. В течение ряда лет работала внештатным экскурсоводом Выборгского бюро путешествий и экскурсий, возглавляла историческую секцию Выборгского городского отделения ВООПИК. В настоящее время — член декабристской секции при Музее истории С.-Петербурга.

Основная исследовательская тема — “Выборг и Выборгская губерния в составе Великого княжества Финляндского (1811—1918)”, любимый раздел — “Декабристы” (Зинаидой Анатольевной собран и обобщен уникальный архивный материал о содержавшихся в финляндских крепостях декабристах). В 1990 г. она приняла участие в экспедиции “По декабристским местам Сибири и Забайкалья”. Один из авторов очерка-путеводителя “Выборг” (Л., 1980), составитель четырех музейных буклетов. Автор ряда исследований, опубликованных в журналах “Мера” и “Поземельная собственность”, а также в книге “Страницы выборгской истории” (Выборг, 2000), и многочисленных статей и заметок, напечатанных в местной периодике. Давний друг музея “Крепость Корела”.

Административное деление и управление

В первой половине XIX в. Выборгская губерния в административном отношении была разделена на 9 уездов (округов, фохтств), управляли которыми коронные фохты (или фогты), назначавшиеся Сенатом по представлению губернатора. Уезды, в свою очередь, дробились на приходы, или кирхшпши, во главе с ленсманоми (участковыми начальниками). Некоторые приходы — обширные по территории — делились на капелланства.

В составе Выборгской губернии было в то время 5 городов: Выборг, Вильманстранд (ныне Лаппеенранта), Кексгольм, Сердоболь (Сортавала) и Фридрихсгам (Хамина). (Во второй половине XIX в. к ним прибавится город Котка.)

Кексгольм являлся центром Южно-Кексгольмского уезда. В его состав входили 5 кирхшпилей (приходов): Саккола (ныне Громове), Пюхяярви (Отрадное), Ряйсяля (Мельникове), Кексгольмский, Хийтола — и 4 капелланства: Метсяпиртти (Запорожское), Каукола (Севастьяново), Ильмес и Тиурола. (Существовал также Средне-Кексгольмский уезд, который подразделялся на 3 кирхшпиля: Кроноборгский (Куркийоки), Парикала, Яхимвара.)(1).

Кексгольм в начале XIX века

Кексгольм являлся крепостью третьего класса. В 1807 г. в городе насчитывалось “60 дворов с 370 жителями и с годовым торговым оборотом в 20 000 рублей”(2). Значительную часть русского населения составляли военные. В 1810 г. крепость, как утратившая свое прямое назначение, была упразднена(3).

Посетивший в конце 1811 г. Кексгольм видный литератор Филипп Филиппович Вигель в своих “Записках” отметил, что в городе “припасы все были дешевы, а некоторые предметы роскоши, по близости, можно было легко выписывать из Петербурга”(4). В Кексгольме Ф. Ф. Вигель гостил у своей сестры. Сюда из Нейшлота были переведены “бригада и полк ее мужа”. Здесь, в кругу родных и их друзей, путешественник встретил 1812 год. Праздник был омрачен полученным в новогодний вечер известием о манифесте Александра I, согласно которому Выборгская губерния входила в состав автономного Великого княжества Финляндского. Последствием этого стал начавшийся отток русского населения из Кексгольмского и других уездов губернии.

В 1815 г. население Кексгольма насчитывало 1464 человека(5). Так же как и в других городах и отдельных населенных пунктах Финляндии, здесь продолжали квартировать русские войска, а сам город, как и в прежние времена, использовался в качестве тюрьмы и места ссылки.

Кексгольм — политическая тюрьма, место ссылки

В Кексгольме, в Круглой башне крепости, в начале XIX в. все еще содержалась семья Е. И. Пугачёва: жена Софья Дмитриевна с дочерьми Аграфеной и Христиной и сыном Трофимом и вторая жена знаменитого бунтовщика — уральская казачка Устинья Петровна Кузнецова.

Путешествовавший весной — летом 1803 г. по Финляндии император Александр I в конце своей поездки посетил и Кексгольм. Здесь он “освободил из-под ареста содержавшихся в тамошней крепости сына и двух дочерей Пугачёва, пастора Бурмейстера и "государственного преступника, названного Безымянным" с тем, чтобы люди эти не отлучались из Кексгольма”(6). Однако вскоре члены семьи Пугачёва снова были возвращены в крепость. 18 ноября 1808 г. умерла Устинья Петровна(7).

Ф. Ф. Вигель, впервые оказавшийся в Кексгольме ранней весной 1811 г., в своих “Записках” упоминает об этом: “Я ходил смотреть упраздненную крепость, и в ней показывали мне семейство Пугачёва, не знаю, зачем всё еще содержащееся под стражею, хотя не весьма строгою. Оно состояло из престарелого сына и двух дочерей: простой мужик и крестьянки, которые показались мне смирными и робкими”(8). К тому времени, очевидно, и первой жены Е. Пугачёва, Софьи Дмитриевны, уже не было в живых.

Осенью 1820 г. в С.-Петербурге после случившегося “возмущения” был расформирован Семёновский полк: лейб-гвардия выступила против бесчеловечного обращения командира полка с солдатами. Второй его батальон отправили в Свеаборг (ныне Суоменлинна), третий — в Кексгольм. Содержались семёновцы здесь недолго, но, по словам одного из солдат, жили они в Финляндии “совершенно как в аде”(9).

После 1827 г. в ссылку в Кексгольм были отправлены из Екатеринбурга управляющий делами Кыштымских заводов Григорий Федотыч Зотов и заводчик Петр Яковлевич Харитонов. Последний, “как гласила молва”, не был виновен в злодеяниях (впрочем, вероятнее всего, “дело” этих именитых старообрядцев было сфабриковано), но пострадал, “как ответственное по заводам лицо”(10). За якобы жестокое обращение с рабочими Г. Ф. Зотов получил прозвище — “Кыштымский зверь”. Такое же название носит историческая повесть уральского писателя Евгения Александровича Фёдорова. В ней так описываются последние годы жизни этих людей: “В ссылке Григорий одряхлел, опустился. Доживал он дни в одиночестве <...>. Дни в ссылке шли тускло. Лето проходило на Приладожье быстро, скупо украшая прибрежные скалы. Бродя по бережку, Зотов с тоской смотрел на унылый водный простор.

Харитонов же проводил дни отшельником. Стал он тих и скорбен —догорал безропотно...

Могила П.Я.Харитонова. Фото Б.А.Шарапина. 2000 год.

Спустя десять лет Григорий Зотов и Петр Харитонов почти в одну пору скончались. На городском погосте среди бурьяна долго серели тяжелые мшистые плиты, положенные на их могилы. Память о них быстро угасла среди горожан маленького, скучного приладожского Кексгольма...”(11).

В период с июля 1826 г. по апрель 1828 г. в Кексгольмской крепости в разное время содержались 9 офицеров-декабристов. Это были: А. П. Барятинский, И. И. Горбачевский, М. М. Спиридов, Ф. Ф. Вадковский, В. К. Кюхельбекер, А. В. Поджио, П. Ф. Громнитский, И. В. Киреев, М. Ф. Митьков. После поражения восстания в финляндских крепостях — Выборге и Кексгольме — отбывали наказание также нижние чины — участники событий 14 декабря.

В Кексгольм были отправлены, в основном, солдаты лейб-гвардии Московского полка — 361 человек, а кроме того — 1 солдат лейб-гвардии Гренадерского полка и 30 матросов Морского гвардейского экипажа, то есть всего 392 человека.

К месту назначения нижние чины шли этапом. Путь до Кексгольма (как и до Выборга) был рассчитан на 9 дней.

В Выборге нижние чины — 293 человека, в основном солдаты лейб-гвардии Гренадерского полка, — содержались в остроге № 66, находившемся в Аннинских укреплениях, в Кексгольме — в воинских казармах на территории Новой крепости. Об этом свидетельствует предписание генерал-адъютанта А. А. Закревского, бывшего в то время генерал-губернатором Финляндии, в котором он приказывал Выборгской инженерной команде “сковать железные решетки <...> в окна Кексгольмских казарм, предназначенных к помещению арестантов, следующих в сию крепость”(12). Приказ датирован 20 января 1826 г. (Первая партия арестантов прибыла в Кексгольм 21 января.) Уже 23 января командир Выборгской инженерной команды подполковник Лаптев рапортовал об отправке в Кексгольм “решёток и ершовых гвоздей”(13).

В этот период в Кексгольме был расквартирован 2-й батальон Выборгского пехотного полка (1-й и 3-й батальоны находились в Выборге)(14).

Генерал-губернатор Финляндии не ограничивался одними лишь строгими циркулярами, но сам лично осматривал места заточения узников. Так, например, отправляясь по служебной надобности из Гельсингфорса в С.-Петербург, он — в своем рапорте начальнику Главного штаба от 24 января 1826 г. — сообщал, что намерен “путь сей совершить через крепости Выборг и Кексгольм нарочито для личного удовлетворения в действительности всех тех мер, кои предписаны <...> касательно помещения и строгого надзора за арестантами”(15). Известно, что в Выборге А. А. Закревский был 28 января.

В марте 1826 г. нижние чины — узники Выборгской и Кексгольмской крепостей — были отправлены на Кавказ. Отряд из Выборга вышел в путь 2 марта в составе 285 человек: 8 человек (5 гренадеров, 1 “московец” и 2 матроса)16 были оставлены на месте по состоянию здоровья. Из Кексгольма на Кавказ 5 марта отправился отряд в количестве 384 человек: 8 человек были оставлены “за болезнью и слабостью”(17).

Дальнейшая судьба этих 16 оставленных такова: инспекторский департамент Главного штаба приказал отправить их “по выздоровлении <...> в Кавказский корпус посредством внутренней стражи”(18). Выполняя приказ, комендант Выборгской крепости Б. М. Берг 13 мая 1826 г. сдал командиру Выборгского гарнизонного полка майору Манухину 13 нижних чинов. На следующий день — 14 мая — они вышли из Выборга “в предназначенный путь” .

Что касается остальных трех человек, то содержавшийся в Кексгольме “в батальонном лазарете Выборгского полка” рядовой лейб-гвардии Московского полка Филипп Федотов умер 11 мая “от сильной чахотки”, а рядовые (тоже московцы) Петр Астафьев и Василий Денисов были переведены из Кексгольма в Выборгский военный госпиталь(20), где первый из них — “одержимый чахоткою” — скончался(21), а болевший цингой В. Денисов после выздоровления, в июле 1826 г., был отправлен в действующую армию на Кавказ(22).

Весной 1828 г. в Кексгольме около полутора месяцев содержались члены тайного политического кружка, бывшие студенты Московского университета Петр Иванович Критский и Николай Федорович Лушников.

После того как в 1849 г. в С.-Петербурге была раскрыта деятельность революционного общества петрашевцев, один из его членов — золотопромышленник и изобретатель Рафаил Александрович Черносвитов — стал последним узником Кексгольмской крепости-тюрьмы (с декабря 1849 г. по декабрь 1854 г.)(23).

Кексгольм в середине XIX века

В первой половине XIX в. экономическому развитию региона способствовали как водные пути — по Ладожскому озеру и реке Вуоксе, — так и сухопутные. К середине XIX в. город был связан с Россией и различными городами Финляндии следующими дорогами:

  1. “Большая почтовая от С.-Петербурга, идущая по западному берегу Ладожского озера через города Кексгольм и Сердоболь, в г. Куопио”(24). Протяженность пути от российской столицы до Кексгольма составляла 143,5 версты(25).
  2. “Большая почтовая от г. Кексгольма через г. Нейшлот в г. Куопио и оттуда в Улеаборгскую губернию”(26).
  3. “Большая почтовая дорога от г. Выборга в г. Кексгольм”27, протяженностью 128 верст28.

Вид на Кексгольм с Каллиосаари (Скалистого острова). Литография П.А.Крупскопфа  (1845-1852).

Сам Кексгольм к середине XIX в. по-прежнему остается небольшим провинциальным городком: из 174 домов 168 были частными (из них 1 каменный) и 6 — общественными: из них 2 (православная церковь и провиантский магазин) — каменные и 4 дома — деревянные (в том числе “лютеранская церковь, ратуша и дом училища”)(29).

Посетивший Кексгольм 23 мая (4 июня) 1846 г. русский ученый-филолог Я. К. Грот оставил о нем такую зарисовку: “В Кексгольме около 1200 обывателей, в числе которых много бедных, содержимых на счет города. Русская часть этого населения состоит из нескольких военных, из купцов и работников (каменщиков, плотников). Низенькие, одноэтажные деревянные домики, вдоль немощеных, хотя отчасти и прямых улиц, не могут придавать городу особенно привлекательного вида. Лучшие из домов принадлежат русским купцам”(30).

По статистическим сведениям 1849 г., в Кексгольме проживал 1281 человек, из которых “городских жителей 1015, квартирующих военных чинов 266”(31). Последние составляли инвалидную команду(32). Основной национальный состав населения — финны и русские.

Из числа гражданского населения 411 человек были православного вероисповедания (190 мужчин и 221 женщина) и 604 человека — лютеранского(33). Из них: 10 человек (5 мужчин и 5 женщин) — из духовного сословия, 47 человек (23 мужчины и 24 женщины) — из чиновников, 2 человека (1 мужчина и 1 женщина) — отставные офицерские чины, 3 человека (1 мужчина и 2 женщины) — отставные нижние чины, 21 человек (9 мужчин и 12 женщин) — из купцов и мещан, 521 человек (225 мужчин и 296 женщин) — из работного люда(34). Из 266 нижних чинов, составлявших инвалидную команду, были 3 обер-офицера, 14 унтер-офицеров, 1 музыкант, 248 рядовых(35).

Из двух храмов Кексгольма лютеранская кирха Святого Андрея была построена в 1759 г.(36), православный Рождественский собор — в 1847 г. подрядчиком Лисицыным на средства Св. Синода. Автор проекта — архитектор Луис Туллиус Иоахим Висконти. Вместимость собора — 288 человек(37).

Казенный провиантский магазин принадлежал гражданскому ведомству. Подобные заведения открывали “для пособия нуждающимся, при случающихся неурожаях”. Они продавали населению по умеренным ценам “рожь и ячмень, как на посев, так и на обыкновенное прокормление”(38), а на вырученные деньги приобретали “новый запас”. Магазин такого рода существовал в это время и в губернском Выборге. В Кексгольме, Фридрихсгаме, Сердоболе, Вильманстранде, Красном Селе и самом Выборге также имелись провиантские магазины военного ведомства(39).

Что касается попечения о здоровье граждан, то Выборгская губерния подразделялась в этот период на 4 округа: Выборгский, Кексгольмский, Вильманстрандский и Сердобольский, каждый из которых был “вверен надзору одного провинциального лекаря”(40). В Кексгольме имелась 1 аптека. Для заболевших воинских чинов существовали батальонный лазарет и “отделение Выборгского военного госпиталя 2-го класса”(41).

Для борьбы с пожарами Кексгольм имел “З пожарных трубы”(42).

Из учебных заведений здесь находилось низшее элементарное училище. Преподавание осуществлялось на шведском языке, бывшем в тот период государственным языком автономной Финляндии. Согласно школьной реформе начала 1840-х гг., “русский язык был поставлен в число обязательных предметов <...> и в некоторых из низших двухклассных элементарных училищ (сердобольском, кексгольмском, аландском)”(43). С 1843 г. в программу всех начальных школ Финляндии был включен финский язык(44).

В 1849 г. в Кексгольмском училище было 3 учителя и 13 учеников(45). При нем имелся православный исповедник(46).

Жители Кексгольма занимались торговлей, ремеслами: в середине XIX в. здесь было “14 купцов, 13 торгующих мещан, 12 лавок (3 погреба47); ремесленников: мастеров 20, их учеников 28”48. Городские доходы в тот период составляли “2740 руб<лей>, а расходы — 3395 руб<лей> серебром”(49).

Кексгольм являлся одним из главных пунктов внутренней торговли Выборгской губернии. Дважды в год — в феврале и сентябре — здесь проходили ярмарки, на которые съезжались купцы из других городов Финляндии и из С.-Петербурга. Главными предметами торговли являлись “произведения земледелия и скотоводства; крестьянское сукно, полотно, рыба”(50), лес и т. д.

Я. К. Грот в своих путевых записках отмечал, что, “несмотря на близость Ладожского озера и Вуоксы, рыба в Кексгольме дорога. Ловля ее в устьях реки, где особенно много сигов, составляет, со времен императора Павла, исключительное право Александро-Невской Лавры. Рыбная ловля в Ладожском озере открыта для всех, и оттого край Кексгольма, обращенный к берегу его, населен по большей части рыбаками. Но лососи и сиги ладожкие увозятся в Петербург и не дешево продаются на месте”(51).

Что касается промышленного производства, то здесь, как и во всей Финляндии, первые предприятия возникли в сельской местности, что было обусловлено возможностью использовать энергию воды, а также наличием дешевой рабочей силы.

Еще в 1789 г. в городе был постоен небольшой кожевенный завод(52). В 1843 г. открылся кексгольмский лесопильный завод(53), в 1842. г. была запущена фарфоровая фабрика в местечке Суотниеми (ныне поселок Яркое), изготовившая в 1843 г. продукции на 10 тысяч рублей(54). В 1849 г. на фабрике трудился 61 рабочий, а ценность производства составляла уже 13 тысяч рублей серебром(55).

Кроме этих предприятий в Южно-Кексгольмском уезде существовали еще два винокуренных завода: один — в Пюхяярви (Отрадное) и один —в Саккола (Громове)56.

В основном же Кексгольм в первой половине XIX в. являлся центром аграрного региона Выборгской губернии, местом ссылки и заключения.

  1. Военно-статистическое обозрение Российской империи. — СПб., 1850. — Т. 1, ч. 6: Выборгская губерния. — С. 2—3. — Во второй половине XIX в. был уже единый Кексгольмский уезд.
  2. Города Выборгской губернии 93 года тому назад // Финляндская газета. — 1900. — 23 сент.(6 окт.), № 114. — С. 3. — Без подписи.
  3. См.: Громов В. И., Шасколъский И. П. Приозерск. — 3-е изд., испр. и доп.— Л.: Лениздат, 1976. — С. 65. — (Сер. “Города Ленинградской области”).
  4. Записки Ф. Ф. Вигеля // Русский архив. — 1892. — Кн. 2, № 5. — С. 181.
  5. Статистические труды И. Ф. Штукенберга. — СПб., 1860. — Т. 2. — С. 18.
  6. Бородкин М. М. История Финляндии: Время императора Александра I. — СПб., 1909.—С. 23.
  7. См.: Пашкина Л. Д. Семья Е. И. Пугачёва в Кексгольме // Наука и жизнь. — 1992.—№2.—С. 90.
  8. Записки Ф. Ф. Вигеля: [В 7 ч.]. — М.: Изд. “Русского архива”, 1892. — Ч. III.—С. 163.
  9. Цит. по: Окунь С. Б. Декабристы. — М.: Воениздат, 1972. — С. 18.
  10. Мамин-Сибиряк Д. Н. Город Екатеринбург: Исторический очерк // Седой Урал. — М.: Молодая гвардия, 1983. — С. 299. — (История Отечества в романах, повестях, документах. Век XVIII).
  11. Фёдоров Е. А. Избранное: Черепановы; Кыштымский зверь; Повесть о злоключениях первого русского золотоискателя. — Л.: Лениздат, 1958. — Т. 1. — С. 607—608. — По другим сведениям, следствие над Г. Ф. Зотовым и П. Я. Харитоновым длилось 10 лет — вплоть до 1837 г., и только затем их сослали в Кексгольм. Крайне противоречивы и имеющиеся в нашем распоряжении данные об их дальнейшей судьбе. Согласно одной из версий, уже в 1830-х гг. они оба поселились в С.-Петербурге, где вскоре и скончались: Харитонов — в 1838 г., а Зотов — в начале 1840-х гг. [см.: Агеев С. С., МикитюкВ. П. Рязановы — купцы екатеринбургские / Рос. АН. Урал. отд-ние. Инст. истории и археологии. — Екатеринбург, 1998. — С. 82—83].
    В то же время потомки Харитонова (в частности — пермский историк Елена Дмитриевна Харитонова, посетившая Приозерск летом 1999 г.), полагают, что их предок умер в 1836 или 1837 г. и был похоронен в Гельсингфорсе (Хельсинки). Однако с наружной стороны ограды старого православного кладбища Кексгольма, на территории нынешнего Валаамского подворья, сохранился один из трех памятников, установленных на могилах самоубийц. На нем значится имя П. Я. Харитонова.
    На надгробии, представляющем собой трехметровую стелу белого цвета, высечены точные даты рождения (29 июня 1794 г.) и смерти (31 декабря 1838 г.), а также нанесены элементы цветочного орнамента. Сверху когда-то крепилась небольшая металлическая пластина, — вероятно, с изображением креста. Под именем Петра Яковлевича и датами его жизни начертано: “Со святыми упокой, Христе, душу раба Своего”. К сожалению, в настоящее время склеп под памятником Харитонова пуст — гроб с телом был выкопан неизвестными лицами, очевидно, в 1970—1980-х гг., когда кладбище подверглось тотальному разорению (на его месте предполагалось разбить парк). Памятник, тем не менее, состоял на учете в местном отделении ВООПИК. (Ред.)
  12. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). — Ф. 1019. — On. 1. — Д. 448. — Л. 59—59 об.; Выборгский краеведческий музей (ВКМ), — ФД — 2985/ба—6б.
  13. РГВИА. — Ф. 1019. — Oп. 1. — Д. 448. — Л. 60—60 об.
  14. Там же. Л. 7; ВКМ. — ФД –2985.2а
  15. РГВИА.—Ф. 1019.— Oп. l.-
  16. Там же. — Л. 300—301 об.
  17. Там же. — Л. 337, 337 об., 263.
  18. Там же. — Л. 343.
  19. Там же. — Л. 368.
  20. Там же. — Л. 368—368 об.
  21. Там же. — Л. 372.
  22. Там же. — Л. 376.
  23. См.: Кохо П. Кексгольмское дамское общество // Вуокса: Приозерский краевед, альм. — 2-е изд., испр. и доп. — Приозерск, 2000. — Вып. 1. — С. 152,157.
  24. Военно-статистическое обозрение... — С. 11.
  25. Почтовый дорожник, или Описание всех почтовых дорог Российской империи, царства Польского и других присоединенных областей. — СПб., 1829.—С. 420.
  26. Военно-статистическое обозрение... — С. 11. — Улеаборг— ныне г. Оулу.
  27. Там же
  28. Почтовый дорожник... — С. 422.
  29. Военно-статистическое обозрение... — С. 18, 44.
  30. Грот Я. К. Переезды по Финляндии от Ладожского озера до реки Тор-нео.—СПб., 1847.—С. 5.
  31. Военно-статистическое обозрение... — С. 44.
  32. Там же. — С. 58.
  33. Там же. — С. 65.
  34. Там же.
  35. Там же. — С. 58.
  36. Vikstedt J. Suomen Kaupunkien vanhaa rakennastaidetta. — Helsingfors, 1926.—S. 116—117.
  37. Ibid.; см. также: Православная Церковь в Финляндии. — СПб., 1893. — С. 46-47.
  38. Военно-статистическое обозрение... — С. 24.
  39. Там же.
  40. Там же. — С. 40.
  41. Там же. — С. 60.
  42. Там же. — С. 44.
  43. Средняя общеобразовательная школа в Финляндии прежде и теперь // Финляндская газета. — 1905. — 27 янв.(9 февр.), № 15. — С. 1. — Без подписи.
  44. Бородкин М. М. История Финляндии: Время императора Николая I. — Пг., 1915.—С. 450.
  45. Военно-статистическое обозрение... — С. 39. 46
  46. Православная Церковь в Финляндии. — С. 132.
  47. Военно-статистическое обозрение... — С. 36.
  48. Там же. — С. 44.
  49. Там же.
  50. Там же.—С. 31—33.
  51. Грот Я. К. Указ. соч. — С. 8
  52. См.: Громов В. И., Шаскольский И. П. Указ. соч. — С. 62.
  53. Там же. — С. 79.
  54. Статистические труды И. Ф. Штукенберга. — Т. 2. — С. 60.
  55. Военно-статистическое обозрение... — С. 32.
  56. Там же.
 

    Назад К началу страницы На уровень вверх Карта сервера

Поиск по сайту:



 

Copyright (c) 2000-2010. Информационный сайт города Приозерск Ленинградской области.
Страница обновлена 18.03.07 г. Пишите нам -
Разместите нашу кнопку на вашем сайте!

г. Приозерск ленинградской области. Официальный сайт
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Незабыемый отдых, ресторан, в загородном отеле спб Гальярда. , вот так вот, друзья, а ещё бывает Приобрести автобус мерседес спринтер в Мо